• RSS
  • facebook
  • YouTube
  • ВКонтакте
  • Подписка на новости
21 апреля 2019 года
Котята вислоухие Камелия

Встретимся в Москве…

#29, 08-08-2008 Алина Фадеева

Когда после длительного перерыва попадаешь в Москву, столица нашей бывшей общей Родины вызывает очень противоречивые чувства. Но вот чего не возникает, так это пиетета. То ли идеологическая составляющая ушла, подпитывающая обязательный для трехсот миллионов граждан СССР великодержавный восторг, то ли объективная реальность разочаровывает. В общем, на первый взгляд плюсов повседневной московской жизни оказалось меньше минусов.

Не только квартирный, но и транспортный вопрос
Чтобы отравить человеческое существование, достаточно одной проблемы – квартирной. Но окончательно доконать самого живучего человека способна проблема транспортная. Два этих фактора превращают жизнь москвичей и «гостей города» в сущий кошмар. Обе проблемы давно и безнадежно связаны между собой очень прочными и запутанными узами, и никакие новые технологии, инвестиции, строительство объездных и окружных дорог качественно не помогают решить проблему пробок и «тягунов».
К примеру, добираться от станции метро «Тушино» до подмосковного музея-усадьбы Архангельское объективно нужно минут 15-20. На деле в режиме «смык-стоп» приходится ползти полтора часа. Через лобовое стекло маршрутки до линии горизонта видны поблескивающие в дорожном мареве крыши сотен автомобилей. Можете считать, что вам крупно повезло, если ближайшим соседом по пробке не оказалась фура или какой-нибудь неуклюжий грузовик, выпускающий клубы дыма из выхлопной трубы. Задраенные люки маршрутки через три минуты превращают салон в душегубку, открытые – в газовую камеру. Выстроенные в загородной зоне элитные жилые комплексы, широко разрекламированные в глянцевых журналах, превращаются в комфортабельные ловушки, поскольку выбраться из них в город чрезвычайно сложно.
Но вот, наконец, и усадьба князей Юсуповых. Огромный комплекс из дворцов и храмов в прекрасном парке на берегу Москвы-реки встречает благодатной тенью и тишиной. Впрочем, тишиной относительной. Даже в глубине величественной усадьбы слышен гул трассы – полное впечатление, что неподалеку проходит линия фронта.
А лучшее в мире метро, в особенности в час пик, здорово напоминает один из кругов ада. Наверное, не последний круг, но уже и не чистилище. Это сходство усиливают и лица пассажиров. Грохот скоростного подземного поезда и интенсивное «укачивание» через 10 минут стирает с лиц всякое проявление индивидуальности. Стертые физиономии, пустые глаза, у спящих в неловких позах пассажиров – выражение страдальческое и потерянное... Даже дети не исключение. Молодежь отгораживается наушниками и виртуальными играми в сотовых телефонах. Каждый, как может, терпеливо коротает время под землёй.
Переходы под и над транспортными артериями, а также платформы пригородных электричек жёстко ограничивают потоки пешеходов. Народ четко придерживается одной, довольно высокой, скорости передвижения, не столько идет, сколько устремляется. Невольно ощущаешь себя персонажем какого-нибудь фантастического романа-антиутопии, где живые люди изображаются как безликие ходячие функции.

Стены древнего Кремля
Сделать передышку и прийти в себя, если располагаете временем, есть где. В Москве еще осталось много парков и скверов, которые в жаркий день становятся настоящими оазисами для замученных горожан. В самом сердце огромного мегаполиса – Александровский сад, вплотную примыкающий к стенам Кремля. Уже в подземном переходе сквозь гул голосов и шагов бесчисленных прохожих вначале слабо, а потом все громче пробивается дивная музыка. Струнное трио – виолончель, альт и скрипка – слаженно и виртуозно исполняет популярные классические произведения Глюка, Моцарта, Брамса, Огинского… Исполнители по возрасту далеко не студенты консерватории, а вполне солидные люди. Держатся с большим достоинством, работают без халтуры, но и без неуместного фанатизма и дешевой театральщины. Акустика в подземелье своеобразная, кроме мобильных слушателей, вдоль стен располагаются те, кому мало музыки на ходу, а хочется послушать более основательно. Расплачиваются с музыкантами щедро и с особым выражением лица. Явная позитивная нота!
Первое, что делают посетители Александровского сада, - со стоном облегчения разуваются и босиком ступают на ухоженный газон. Потом выбирают местечко по своему вкусу и растягиваются на травке. Наконец-то можно расслабиться, перекусить, попить водички, почитать, перекинуться в картишки и даже поспать. Также можно позагорать, покататься на велосипеде или роликах, потренироваться в акробатических трюках, завязать и продолжить романтическое знакомство.
Возле большого фонтана и по всей линии бассейнов вдоль Манежной жизнь буквально кипит и бурлит. В струях фонтана резвятся отвязные тинэйджеры, юные лолитки под прицелом восхищенных взглядов полощут хорошенькие ножки в воде, праздный люд запечатлевает счастливые минуты на фотоаппарат. Самые непосредственные на этом празднике жизни – горячие южные и юго-восточные парни. Купание в одежде и даже обуви их не смущает. Впрочем, зрители их поощряют шутками, иногда достаточно двусмысленными. К счастью, за кинжалы никто не хватается.
Периодически территорию парка неторопливо объезжает конная милиция. «Сладкая парочка» милиционеров – совсем молоденькая девушка и такой же юный ее напарник – ничем бы не отличались от гуляющих, если бы не форма. Они скорее служат выразительной деталью антуража, чем грозными стражами порядка. По крайней мере, на мирно спящих бомжей и здоровенных бродячих псов никакого внимания не обращали.
По всей территории Александровского сада, под сенью кремлевских звёзд, разбросаны палатки, торгующие хот-догами и прочим «вражьим» фаст-фудом и напитками, а вот блинов и самоваров почему-то не видно.

Нам его очень не хватает
Ровно 28 лет назад в такой же жаркий июльский день умер Владимир Высоцкий. Все, кому творчество великого поэта и актера дорого и близко, 25 июля стараются навестить его могилу.
Уже третье поколение растет на его песнях – совсем юных сыновей и дочерей приводят на Ваганьково поклонники Высоцкого. Вся могила как разноцветным ковром устлана цветами. Больше всего красных гвоздик. Несут цветы и на соседнюю могилу матери поэта Нины Максимовны. Роскошная рябина с яркими гроздьями ягод осеняет этот уголок. Молодая женщина взволнованно читает стихи в память народного поэта, пять-шесть исполнителей с гитарами, распределившись на небольшом пятачке между кладбищенской лавкой и надгробным памятником, поют песни Высоцкого и свои собственные. Люди приходят и уходят, цветы все несут и несут…
Совсем недалеко, в этом же ряду, могила Влада Листьева, еще немного дальше – памятник легендарному футболисту и тренеру Константину Бескову. На этом некрополе что не могила – то звездное имя.

В гостях хорошо…
Курский вокзал – отдельная песня. К сожалению, не веселая. Опять полезли назойливые ассоциации, - то ли со временами военного коммунизма, то ли с массовой эвакуацией. Толкотня, давка, бестолковщина, громадные баулы и узлы, панические вопли, плач детей. Все это на фоне ремонта и стройки с перегороженными проходами и опаздывающими поездами.
Случайно или нет, но домой мы ехали в том же вагоне и с теми же проводниками. Встретились как родные. В купе оказались все «наши». Компания подобралась душевная, у каждого попутчика в запасе было много занятных и поучительных историй. А у одного еще и бутылочка коньяка. До самой границы ехали весело. После таможенной проверки – еще веселее. Одна попутчица, переводчик по специальности, сказала: «Не стоит ругать Москву за шум, гам, грязь и смрад. По сравнению с Бангкоком – это тихая провинция». В этот минуту я поняла, что, возвращаясь в Краматорск, по существу еду на курорт. Жаль только, что «момент истины» оказался слишком краток.


Вверх



 
load