• RSS
  • facebook
  • YouTube
  • ВКонтакте
  • Подписка на новости
20 октября 2017 года
Котята вислоухие Камелия

Необъявленная война

#16, 08-05-2008 Яков Перевистов, преподаватель КЭГИ

Как китайцам помогали русские Ли Си Цинны. После победы над фашистской Германией, Советский Союз неоднократно участвовал в вооруженных конфликтах, в том числе и в Китайской народной республике. Воспоминаниями об этой войне с читателями нашей газеты делится участник событий, воин-интернационалист, старший преподаватель КЭГИ Яков Перевистов.
После окончания авиационной школы механиков, в звании сержанта я был направлен для дальнейшего прохождения службы в Хабаровск, в штаб 149-й истребительной авиационной дивизии. Был зачислен в звено управления дивизии, затем переведен в школу младших авиаспециалистов на должность инструктора практического обучения.
Шла война между США и Северной Кореей. Американские и южнокорейские войска перешли 38-ю параллель. Сражения велись на северо-корейской территории, но бомбовым ударам подвергался и Китай.
Война шла за Северную Корею, где вместе с корейцами сражались десятки тысяч китайских добровольцев, о чем официально объявило правительство КНР. А неофициально в этой необъявленной войне участвовала и наша авиация.
1 октября 1950 года руководство КНДР обратилось к СССР с отчаянной просьбой: "В этот трагический момент перехода неприятельских войск через 38-ю параллель (граница между двумя Кореями - М. К.) нам крайне необходима непосредственная военная помощь Советского Союза!" Аналогичный запрос был направлен Китаю. После консультаций со Сталиным, Мао Цзэдун направил на помощь соседу Ким Ир Сену 200-тысячную войсковую группировку так называемых "китайских народных добровольцев", вступившую в бой 14 октября и сумевшую ценой колоссальных потерь приостановить развитое войсками США и их союзниками контрнаступление. Однако с воздуха китайцы были столь же беззащитны, и американская авиация теперь громила их наравне с остатками северокорейских частей. До прибытия в регион боевых действий советских самолетов, американцы практически ежедневно совершали до тысячи самолето-вылетов, наносили массированные удары не только по боевым позициям и коммуникациям, но и по расположенным в тылу корейским и китайским объектам. Промедление было воистину подобно смерти, и 20 октября 1950 года Иосиф Сталин отдал советским ВВС приказ: "Прикрыть небо над Северной Кореей от налетов американской авиации и защитить на дальних подступах границы Советского Союза!"
Для оказания помощи в укреплении обороноспособности Китая и защиты важных народохозяйственных объектов от налетов вражеской авиации была передеслацирована наша авиация.
Первыми на помощь китайским друзьям прибыли авиаторы 64-го истребительного авиакорпуса, самолеты которого базировались на аэродромах Аньшаня, Андуня и Мукдена. С первыми же вылетами наших МиГов, американские летчики получили достойный отпор.
Личный состав корпуса был одет в китайскую военную фор му, а наши самолеты несли опознавательные знаки КНР. Мало кто знает, что тогда в небе Кореи сражались летчики, которыми командовал прославленный трижды Герой Советского Союза генерал Иван Кожедуб.
Осенью 1952 года нас погрузили на железнодорожные составы и отправили к новому месту службы в Китай. Один полк дивизии расположился в Дальнем, по одному базировался в Шаншилипу и Даншахэ. Здесь же разместился и штаб дивизии. Наше соединение непосредственно не участвовало в боевых действиях. Мы охраняли воздушное пространство Ляодунского полуострова. Но нашим летчикам приходилось вылетать на боевые задания по отражению американских бомбардировщиков, и они всегда успешно выполняли поставленные задачи. Обошлось и без потерь.
По прибытию в Китай, мы сдали на хранение свои партийные, комсомольские и военные билеты. На аэродроме все находились в комбинезонах так что звания различия не были видны. Поэтому обращения были вольными.
Пребывание наших истребителей на театре боевых действий было окружено режимом государственной тайны. Во избежание нарушения хрупкого мира с Америкой (а мир 50-х уже был ядерным!), Советский Союз никогда не признавал факта отправки своих войск в Корею. В целях маскировки наши пилоты получили китайские псевдонимы (отсюда распространившийся в народе анекдот о "корейском летчике Ли Си Цинне"); все радиопереговоры в воздухе им предписывалось вести только на китайском языке. Однако последнее указание не сработало - пройдя сокращенный курс китайского, наши пилоты толком не понимали этот сложный и чуждый русскому уху язык, и в круговерти воздушного боя регулярно сбивались на родную речь, обильно сдабриваемую нецензурной лексикой.
Китайское население к советским военнослужащим относилось доброжелательно. При встрече нам говорили «нихао, сулин тунжа» - здравствуй, русский товарищ. Когда встречались с молодежью, нас приглашали танцевать, петь популярную в то время в Китае и в СССР песню «Москва-Пекин». На зданиях вокзалов висели портреты И. В. Сталина и Мао Цзедуна. И эта дружба была искренней. На праздники нам вручали сувениры. Для командного состава и отличников боевой и политической подготовки устраивали правительственные приемы. На одном из них присутствовал и я. А как торжественно в Китае отмечали 300-летие присоединения Украины и России!
По официальным данным советские летчики за время корейской войны совершили более 63 тысяч боевых вылетов, провели 1790 воздушных боев и сбили 1097 самолетов противника. Потери нашей авиации составили 335 истребителей. Авиация США за это время сбросила на головы корейцев и китайцев почти 500 тысяч тонн авиабомб и 36 миллионов литров напалма.
Прошло более полувека, но эти события не исчезнут из памяти тех, кто участвовал в этой необъявленной войне.


Вверх



 
load